КТО-ТО ТЕРЯЕТ, А КТО-ТО НАХОДИТ

Казалось бы, банковский сектор – огромная финансовая система, управляющая большим количеством денег, — а между тем тоже начал ощущать на себе негативные последствия пандемии коронавируса. Объёмы выдаваемых кредитных средств сокращаются, увеличивается количество заявок на рефинансирование ранее выданных кредитов, количество заёмщиков, неспособных обслуживать кредиты, увеличивается.

Особенно важным для банковского сектора в общем ряду негативных последствий проявления пандемии коронавируса является неспособность заёмщиков обслуживать уже взятые ими кредиты. Это приведёт к увеличению банковских непрофильных активов. В повторную реализацию этих активов новым заёмщикам верится с трудом. Тем более, в сложившихся обстоятельствах, когда количество новых заёмщиков сокращается, найти новых заёмщиков маловероятно. Банки попадают в условия, при которых им самим придётся избавляться от непрофильных активов. Держать их на балансе до т.н. лучших времён нет никакого смысла, потому что эти самые лучшие времена могут и не наступить.

В сложившейся ситуации, у банков есть один единственный рациональный выход – преобразовать непрофильный актив в инвестиционное направление – перевести изъятие залогового имущества в формирование инвестиционного портфеля и выйти из намечающегося банковского кризиса не проигравшим, а победителем. Вместо того, чтобы держать на балансе, например, те же самые земельные участки, каждый год производить их уценку, вернуть их на рынок недвижимости в качестве инвестиционного проекта – в качестве актива, формирующего доход.

Предпосылки для возвращения изъятых у кредитных заёмщиков земельных участков на рынок недвижимости все есть. Они не исчезли вместе с началом пандемии COVID-19. Жилой девелопмент земельных участков способен осуществляться практически при любых экономических обстоятельствах. Особенным или эксклюзивным свойством быть реализованным практически при любых экономических обстоятельствах обладает загородный малоэтажный девелопмент. Можно сказать, что загородный малоэтажный девелопмент является универсальным (низкорисковым) инвестиционным инструментом.

В его основе лежит создание и реализация посёлков, состоящих из индивидуальных жилых домов. В отличие от многоэтажных многоквартирных домов, индивидуальные жилые дома могут быть разными. Они могут быть маленькими и большими. Они могут возводиться по разным строительным технологиям. Вариантов по созданию и реализации коттеджных посёлков, индивидуальных жилых домов, в разы больше, чем вариантов по созданию многоэтажных многоквартирных домов. Загородный малоэтажный девелопмент обладает большей вариативностью и большей адаптивностью к различным экономическим обстоятельствам. Именно поэтому, он является самым крупным и самым массовым инвестиционным направлением в области жилой недвижимости в мире. Он, действительно, является универсальным инвестиционным низкорисковым инструментом. К тому же, современная ситуация на рынке жилой недвижимости, связанная с ажиотажным спросом на загородное жильё, является гарантией подобных инвестиционных вложений. По всей видимости, высокий спрос на загородное жильё сохранится в течение нескольких лет и после завершения пандемической ситуации.

Для успешной реализации непрофильных земельных активов на рынке жилой недвижимости, банкам необходим, фактически, только хороший девелопер. Тот, кто превратит инвестиционнуюконцепцию в работающий инвестиционный инструмент. В сложившихся обстоятельствах у банков есть все шансы стать самым крупным инвестором в загородный девелопмент России. Для этого, у них есть всё. Как бы это банально ни звучало, но в период, когда многие теряют свои активы, всегда должны существовать те, кто эти активы подбирает и ставит их себе на службу.